Главная / Публикации и статьи / Возвращение Мансанарес

Возвращение Мансанарес

Возвращение Мансанарес

Превратности судьбы
Мало кто за пределами Пиренейского полуострова слышал о реке Мансанарес - единственной относительно полноценной водной артерии испанской столицы. Ее ширина — всего 40 м, что вчетверо уже Москвы-реки или Сены, о Темзе же или Неве и говорить нечего. Между тем без Мансанарес не было бы и Мадрида: в IX веке, в годы Реконкисты, христиане, постепенно отвоевывавшие у мавров ранее утраченные земли, стали представлять реальную угрозу находившемуся под властью арабов Толедо. Для защиты своих владений мавры возвели крепость Маджерит на берегу мелководной реки, потока которой было вполне достаточно для снабжения водой небольшого укрепленного поселения.



Два столетия спустя крепость была все же взята христианами, однако Мадрид еще долго оставался малозаметным городком, пока в 1561 году Филипп II не перенес туда столицу из Толедо. От крепостных стен почти ничего не осталось, а вот на месте мавританского замка сегодня возвышается дворец испанских королей Паласио Реаль. Место, прекрасно подходящее для скромного поселения, оказалось малопригодно для крупного административного центра, прежде всего из-за недостатка воды, а также резко континентального климата — с холодной зимой и жарким засушливым летом. Однако воля короля — закон, и с этого момента Мадрид стал превращаться в столицу великой колониальной империи. По естественным причинам город начал расти на восток, то есть в прямо противоположную сторону от реки, давшей ему жизнь. Хотя правители и старались облагородить ее русло, разбив парк Campo del Moro у подножия королевского дворца и возведя два монументальных моста (Puente de Toledo и Puente de Segovia), эти попытки не могли изменить поначалу загородное, а затем и окраинное положение Мансанарес, которое было не подвластно монаршей воле.



Задний двор
Долгие годы долина реки с поэтическим названием Яблоневая служила излюбленным местом праздного времяпрепровождения благородных особ, а затем и более широких слоев населения. Идиллические картины отдыха мадридцев на берегах Мансанареса запечатлел на своих картинах Гойя. Однако уже во второй половине XIX столетия подзадержавшаяся промышленная революция полностью преобразила буколические пейзажи речных берегов. Юго-западные окраины города стали обрастать фабриками и складами, а вдоль реки прошла железная дорога, соединившая вокзалы Principo Pio на севере и Atocha на юге. И все же по-настоящему сокрушительный удар реке был нанесен позже, в 1960–70-е годы, когда по ее набережным проложили юго-западный отрезок кольцевой автострады M30. По замыслу властей, 32-километровая скоростная дорога должна была улучшить транспортную ситуацию в городе, разгрузив его центр от автомобилей.


Однако М30, опоясавшая центральные районы Мадрида, так и не оправдала связанные с ней ожидания и вскоре перестала справляться с растущими потоками транспорта. Превратившись в источник постоянного шума и загрязнения, она причинила огромный вред не только экологии, но и градостроительному развитию испанской столицы. Являясь непреодолимым барьером, отгородившим южные и западные районы города от его центра, трасса обрекла их на многолетнее прозябание, а непосредственно примыкающие к ней кварталы превратила в обширную зону упадка и запустения. Этот совокупный ущерб был очевиден уже задолго до того, как в 1990-е годы был введен в строй последний сегмент кольца. Однако освободить реку от транспорта, убрав дороги под землю, удалось лишь в начале XXI века.



Подготовка плацдарма
В 2000 году власти Мадрида приступили к осуществлению масштабной программы реконструкции дорожной сети и развития общественного транспорта, включая метрополитен и скоростной трамвай. Ее цель заключалась в кардинальном улучшении транспортной ситуации в городе и усилении связей окраинных районов с центром. Madrid Calle 3, один из проектов, осуществляемых в рамках программы, предполагал коренную модернизацию протяженной трассы М30. Благодаря активной поддержке мэра Альберта Руис-Гальярдона проект стоимостью 3,9 млрд евро был осуществлен за очень короткий срок — начатые в 2004 году работы завершились в 2007 году. После реконструкции кольцевая автострада стала более безопасной для движения, а ее пропускная способность повысилась почти на 100 тысяч машин в день. Главное достижение проекта — под землю был убран шестикилометровый отрезок М30, проходящий вдоль реки. Эта операция позволила не только освободить поверхность земли от транспорта, но и более эффективно распределить движение автомобилей по сложной системе туннелей, интегрированных с многочисленными подъездными дорогами.


Реконструкция М30 произвела мощный градостроительный эффект: удалось не только восстановить утраченную связь южных и западных окраин Мадрида с его центром, но и предоставить реке шанс наконец-то сыграть подобающую ей роль в судьбе города.



Яблоням — цвесть!
Проект Madrid Calle 30 решил инфраструктурную сторону вопроса, что оказалось лишь половиной дела. Чтобы понять, как использовать освобожденные от дорог пространства, мэрия провела международный конкурс Rio Manzanares. Его участники должны были предложить идею обустройства не только набережных реки, но и весьма обширных территорий, включая прилегающие кварталы промышленной и жилой застройки. Победил проект известного ландшафтно-планировочного бюро West 8 из Роттердама, разработанный в сотрудничестве с консорциумом MRIO Arquitectos, объединившим местные коллективы Burgos Garrido, Porras La Casta и Rubio Alvarez-Sala.


Интернациональная «сборная» предложила очевидное решение — превратить русло реки в огромный линейный парк, который был бы насыщен всевозможными объектами досуга и связал бы исторический центр с южными окраинами. Идея West 8 и MRIO Arquitectos выгодно отличалась от конкурирующих предложений, предусматривавших застройку значительной части территории. Победившая концепция предполагала создание множества озелененных территорий, изобилующих детскими и спортивными площадками и пронизанных сетью пешеходных и велосипедных дорожек. Кроме того, планировалось реконструировать ценные исторические объекты и связать берега десятком новых пешеходных мостов.



Проект Madrid Rio охватил обширную территорию площадью около 700 га (что примерно в шесть раз больше парка Горького), включившую не только 50 га набережных, освобожденных от эстакад и развязок, но и существующие парки и скверы, а также множество пустырей и кварталов обветшавшей застройки. Иные функции обрели овощной рынок и старые бойни, расположенные в южной части нового парка. Особое внимание уделялось реставрации старинных дамб и мостов, два из которых — Puente de Segovia и Puente de Toledo — признанные шедевры испанской архитектуры. Первый построен по проекту прославленного зодчего, строителя Эскориала Хуана де Эрреры, тогда как второй, являющийся образчиком стиля чурригереско, — произведение не менее именитого Педро де Риверы.


Старые мосты были дополнены 17 новыми, из которых наиболее оригинально решены Puentes Cascara — бетонные «скорлупки» (проект West 8), украшенные изнутри мозаиками художника Даниэля Каногара, изящная «спираль» Доминика Перро и решетчатый Puente del Principado de Andorra в форме буквы «игрек», являющейся символом княжества.


 


Два полюса и ось
В силу обширности размеров новый парк был разделен на несколько самостоятельных, но связанных друг с другом частей, каждая из которых получила индивидуальное решение. Северный сектор Madrid Rio объединил уже сложившиеся и наиболее обустроенные территории, примыкающие к историческому центру столицы. Здесь от проектировщиков требовалось создать недостающее звено, которое связало бы два старых парка, расположенных на разных берегах: Campo del Moro возле королевского дворца и бескрайний Casa de Campo, место воскресного отдыха жителей Мадрида. Перед соединяющим их мостом Puente del Rey была устроена широкая эспланада, на которой теперь проходят массовые торжества.



Глубокая реконструкция затронула и проспект Avenida de Portugal, долгие годы «украшавший» панораму королевского дворца огромной транспортной развязкой. Двухкилометровый отрезок напряженной восьмиполосной трассы был убран в туннель, а на ее поверхности разбит бульвар, засаженный вишней. Поскольку оформление бульвара должно вызывать ассоциации с Португалией, пространство между газонами вымостили черной и белой плиткой, имитируя традиционный для этой страны стиль благоустройства.



В отличие от обжитого северного сектора, южная часть Madrid Rio отличалась совершенно иным характером. До реконструкции эта территория была застроена преимущественно фабричными и складскими сооружениями, не представлявшими особой ценности. Исключение составляли лишь старые скотобойни и небольшой парк Arganzuela, которые стали якорными объектами преобразований. В кирпичных постройках бывших скотобоен, являющихся прекрасным образчиком стиля неомудехар, разместился Центр современного творчества Matadero, ставший крупнейшей арт-площадкой Мадрида. Парк Arganzuela в ходе реконструкции был расширен втрое, причем в разработке проекта участвовали дети и молодежь.



Северный и южный полюса Madrid Rio соединил променад Salon de Pinos, протянувшийся вдоль реки на шесть километров. Некоторые участки бульвара, засаженного соснами, расположены непосредственно над туннелем автобана, трасса которого проходит вдоль реки, и даже по одному из бывших транспортных мостов. Пинии выбрали потому, что при небольшой глубине корней они достаточно крепки и хорошо приспособлены к местному климату.


Первая очередь проекта была введена в строй весной 2007 года, а весь комплекс работ завершен четырьмя годами позже. Несмотря на огромную цену Madrid Rio, вызвавшую острую критику, значение проекта для города и его ландшафта трудно переоценить. На месте загруженных дорог появились многочисленные парки и жилые кварталы, а унылые, мрачные территории были преобразованы в благоустроенные пространства. Так Мадрид наконец обрел реку, долгие годы выключенную из его жизни, а его жители — предмет гордости.


Текст: Василий Бабуров