Главная / СМИ и интервью / Бенгт Карлссон: «Деревянное строительство благоприятно сказывается на экономике, способствуя развиваю индустрии и созданию рабочих мест»

Бенгт Карлссон: «Деревянное строительство благоприятно сказывается на экономике, способствуя развиваю индустрии и созданию рабочих мест»

Бенгт Карлссон: «Деревянное строительство благоприятно сказывается на экономике, способствуя развиваю индустрии и созданию рабочих мест»

В марте 2013 года в Центральном доме архитектора в Москве проходит фестиваль деревянной архитектуры NORDIC WOOD, инициатором проведения которого выступают организаторы премии АРХИWOOD. Партнерами фестиваля стали компания HONKA («Росса Ракенне СПб»), «Проект Балтия», Союз московских архитекторов, Посольство Королевства Норвегия в РФ, компания «Вельский лес». Тема выставки - объекты современного деревянного зодчества Балтии, Скандинавии и России, завоевавшие различные награды в своих странах. Одновременно с выставкой проводятся мастер-классы российских и зарубежных архитекторов.




Проект архитектурного бюро Meter Arkitektur




Какие мастер-классы вы собираетесь провести на фестивале?


Ола Нюландер. Мы демонстрируем интересные примеры деревянной архитектуры из Швеции. Один из них — «пассивный дом» из дерева, где нет системы отопления, потому что у него очень толстые стены с внутренним утеплителем. Он спроектирован по заказу муниципалитета, который планирует сдавать такие жилые дома в аренду.
Толщина стен в доме составляет 60 см — и этого достаточно, чтобы отапливать постройку «своим теплом», то есть не применять дополнительные системы обогрева. Конечно, немаловажную роль играет климат: в северных районах Швеции, как и в некоторых регионах России, жить в таком доме было бы сложно. Дом рассчитан на более теплые районы, которые есть и в вашей большой стране. На мастер-классе мы расскажем и о нем, и о ряде других не менее интересных проектах.


В России многие считают, что дерево — не самый надежный материал. Вы расскажете о современных технологиях, которые позволяют опровергнуть это утверждение?

Бенгт Карлссон. Мы демонстрируем проект, который выполнен из массива дерева, толщина каждого бревна — 20 см. Мне нравится такая технологии сруба, потому что дома из него, которые были построены сотни лет назад, стоят до сих пор. Мы работаем и с клееной древесиной, эта современная технология также очень интересна, особенно потому, что работаешь с традиционным материалом, но используешь при этом новейшие достижения и создаешь современный архитектурный продукт.


На выставке можно увидеть один из наших проектов: он выполнен из клееного бруса, но поверх него — более «мелкая» фактура. Мы решили обшить его доской снаружи, и в результате внушительные габариты основного строительного материала не видны на фасадах. Обшивка просмолена по технологии XII—XIII веков, подобная пропитка использовалась при строительстве старых шведских церквей. Эти постройки благополучно существуют до сих пор, что убедительно доказывает эффективность такой технологии.


Дом находится недалеко от Балтийского моря, то есть в достаточно влажном месте, но обратите внимание: доски, которыми отделана терраса, выполнены из сердцевины специально отобранной сосны, эта часть дерева очень крепкая, и терраса вообще не изменила вид за четыре года, в течение которых стоит дом.



А как решается вопрос пожаробезопасности?

Бенгт Карлссон. Древесина, которую мы представили в обшивке, практически не горит: как только она загорается и начинается обугливание, выступают смолы, которые защищают конструкцию. Но при этом мы не используем такую обработку внутри дома, потому что она выделяет большое количество дыма.


У нас собственные нормы безопасности, и еще десять лет назад в Швеции действовали жесткие ограничения на высоту деревянных зданий, поэтому можно было возвести только два этажа. Но затем изменились нормы и в Австрии, и в Норвегии, и у нас. Сегодня мы уже можем возвести из дерева довольно высокие постройки. Например, в Англии есть 16-этажное деревянное здание! Возможность изменить правила строительства из древесины появилась благодаря умению защищать ее от огня, в частности — путем сочетания с другими материалами. Кроме того, при устройстве лоджии можно разделить фасад на секции, обеспечив им автономность.




Дом-Эллинг, поселок Пирогово



Вы уже бывали в России? Знакомы с традициями развития российской архитектуры?

Бенгт Карлссон. Нет, мы впервые здесь. Но в Техническом университете Чалмерса, где я преподаю, учатся люди со всего мира, и среди них есть, конечно, студенты из России. О современной российской архитектуре мы знаем не так много. Конечно, старинные церкви — это один из символов деревянной архитектуры, и нам о них известно. Однажды мы проехали по Балтийскому морю, не заезжая в Россию, но смотрели на нее со стороны моря.
На мой взгляд, всего три страны в мире имеют историю срубовых построек в традиции деревянной архитектуры, — Швеция, Финляндия и Россия, что объединяет наши страны. Во время путешествия мне хотелось исследовать эти территории, и сейчас я готов поговорить об этой особенности развития наших стран с российскими архитекторами — поговорить о том, что у нас много общих традиций.


Развитие деревянного зодчества в Швеции — возрождение традиций или современный интерес к экологии?

Бенгт Карлссон. Я думаю, это сочетание факторов — и социального, и экономического. Необходимо также учитывать особенности климата, довольно большие расстояния и, конечно, традиции. При использовании дерева как основного строительного материала очень важна прочность. Кроме того, деревянное строительство благоприятно сказывается на экономике, способствуя развитию индустрии и созданию рабочих мест.




Ола Нюландер (слева)



Что представит на фестивале российская сторона?

Тотан Кузембаев. На мастер-классе я расскажу про свои уже выполненные работы — это будет своего рода ознакомительный, возможно даже «рутинный» процесс (смеется). В основном собираюсь рассказывать про «Пирогово». Идея этого необычного проекта возникла у заказчика — он не был девелопером, но приобрел территорию и планировал, как ее разработать, чтобы жить самому, приглашать друзей — и всем было бы комфортно. Исходя из этой задачи мы и разрабатывали проект. В результате остановились на идее деревянной архитектуры, решили поэкспериментировать.

Заказчик вносил корректировки в Ваши проекты?


Когда мы только начинали, владелец территории не столько хорошо разбирался в архитектуре, сколько обладал определенным чутьем, я бы назвал этот феномен правильной жизненной позицией. Он считал, что каждый должен хорошо заниматься своим делом, поэтому сразу сказал: «Я посмотрел твои работы, мне они нравятся — и я не буду вмешиваться». В результате владелец оставил за собой право корректировать какие-то функции, которые ему хотелось добавить в общую застройку, и финансирование, а все остальное предоставил мне. Даже когда велись совместные переговоры со строителями, он отдавал предпочтение позиции архитектора.


Первые дома, которые мы строили, красные гостевые коттеджи — это наши «первые ласточки», они были построены для владельца и его гостей. А затем появились заказчики, которые предложили традиционные идеи — например, построить шале. Мы ответили: «Хорошо, посмотрите, что получится». В результате, когда они увидели готовые проекты, то поняли, что применять стандартные решения в «Пирогово» было бы ошибкой.


Изначально многие думали, что так проектировать в России вообще нельзя, — и современные деревянные дома подходят только для фотографий в глянцевых журналах. Однако с возведением первых коттеджей, когда люди стали приходить в гости, смотреть, общаться, заказчики уже стали готовы к таким проектам, причем им захотелось чего-то столь же интересного и индивидуального.




Тотан Кузембаев


Как развивается современная деревянная архитектура в России?


В стране такое количество дерева — оно должно быть дешевым и доступным. Сейчас, конечно, этого не происходит, но все равно строительство ведется очень бурно. Что же касается развития именно современной архитектуры... Понимаете, уже сложились стереотипы, которые сильно влияют на выбор дома. Также стоит учитывать, что до кризиса дома приобретались для инвестиций, а сейчас заказчики снова начали строить для себя. И они опять хотят, чтобы дом соответствовал их представлению о красоте. В нашу студию приходят те, кому нравится коттеджи в «Пирогово», и таких покупателей достаточно много.



Беседовала Надежда Двоскина