Главная / СМИ и интервью / Владимир Юданов: «Очень важно, чтобы авторы имели возможность вести контроль и надзор до окончания работы над проектом»

Владимир Юданов: «Очень важно, чтобы авторы имели возможность вести контроль и надзор до окончания работы над проектом»

Владимир Юданов: «Очень важно, чтобы авторы имели возможность вести контроль и надзор до окончания работы над проектом»


– Как возникла идея выставки «Собрание сочинений»?


– Выставка возникла несколько спонтанно: я решил представить не один проект, а семь разных серий. Семь – хорошее число, и я сразу увидел, что пространство галереи делится на семь сегментов. У меня были готовы три темы, которые демонстрировались в рамках других выставок – это были коллективные авторские экспозиции. Первая – «Пейзаж» (здесь она называется «Остров»), вторая – «Архитектурные фрагменты», третья – «Километр пляжа».


Серия «Остров» – фотографии, сделанные на островах Белого моря. Один из самых далеких – остров Борщовый – находится в четырех часах по воде от Большой земли, туда вообще очень редко добираются люди. Основная идея в этой серии – «взгляд под ноги». На фотографиях практически нет неба – только земля, камни, мох – фрагменты, превращенные в наполненные эротизмом знаки. Все живое и неживое словно находится в безвременье. В серии 15 работ, но на выставке продемонстрировано семь, поскольку пространство галереи не позволило показать все.


«Архитектурные фрагменты» включает в себя работы, снятые в разное время в разных городах. Эта тема, на мой взгляд, бесконечна, и у меня в архивах очень много съемки, которую я даже не успел переосмыслить. Довольно сильное влияние в области архитектурной фотографии на меня оказал Ричард Нейпиер со съемкой «Рабочего и колхозницы»: это настоящий шедевр, где известная скульптура представлена с совершенно неожиданных ракурсов. А там, где архитектура практически становится графикой, я отметил бы влияние Александра Родченко.


В третьей теме, которая называется «Километр пляжа», представлено пять работ; я планирую серьезно ее расширить. Концепция серии возникла в 2008 году, когда я был в Болгарии в «мертвый сезон» и увидел заброшенные пляжи с прибрежными барами и спасательными вышками, которые смотрелись фактически как арт-объекты, созданные неизвестными авторами.





– Почему особое внимание на выставке уделено теме заброшенных и разрушенных объектов?

– Это неудивительно, ведь заброшенность так или иначе присутствует в нашей жизни. Достаточно выехать за 101 км от Москвы - и мы увидим полуразрушенные объекты. По сравнению со столицей просто разительный контраст. Кроме того, я воспитывался на творчестве Андрея Тарковского, а это одна из его излюбленных тем.


У меня зреет проект, посвященный Тарковскому и «Сталкеру», – вернее, месту, где жила семья Тарковских. Сейчас на месте бревенчатого дома зияет котлован, который смотрится столь же странно и аномально, что и «Зона» – именно отсюда возникли ассоциации с фильмом. Причем дом некоторое время существовал без крыши — еще в 2001 г. он стоял, но потом рухнул (или ему помогли это сделать). К 80-летию Тарковского строение должны были реконструировать, устроить там музей-квартиру, и, похоже, работы там все-таки проведут. Но у меня есть идея – не воссоздавать бревенчатую избу на месте котлована, а сделать совершенно новый, современный арт-объект, в который будут интегрированы элементы старого дома. Он будет полностью посвящен фильмам Тарковского. Воссоздавать дом в старом виде, как мне кажется, не столь интересно.






– Очень интересны фотографии старой Москвы...

– Черно-белые фотографии представлены на выставке в двух сериях: этюды, выполненные во время моей учебы в архитектурном институте (1970–80-е годы), и Беговая улица. Проект «(Б)егова(я) (у)лица» – особый случай в моей практике. Вначале эта работа проводилась как проектная съемка: я подбирал материал для книг своего друга, поэта Сергея Белорусца, – «Нелирический пейзаж» и «По мере жизни». Все представленное на выставке – рабочий материал, из которого я тогда делал коллажи, что-то дорисовывал, разрабатывал шрифты. Сначала я хотел представить на выставке и все эти наработки, но потом понял, что не будет чистоты эксперимента, и решил оставить только фотографии.


Недавно я начал архивировать свои фотоработы, нашел эту съемку и по-новому на нее взглянул. Стало очевидно, что она может представлять не только исторический интерес — в ней есть еще и настроение. Всего в серии «Беговая» около 70 фотографий, она была поделена на несколько тем: Беговая улица, жилые дома, подъезды и квартиры, стадион Юных пионеров, Хорошевский городок, ипподром, морг Боткинской больницы... В ней представлены вещи, которые уже ушли из нашей жизни. Это удивительно ностальгическая серия, когда на прошлое смотришь по-доброму и с любовью.






– В серии «Чао, Анадырь!» тоже чувствуется похожее настроение...

– Думаю, за прошедшие годы у меня выработались определенные стиль и приемы, сформировался взгляд. Есть вещи, которые я люблю снимать в принципе. И даже когда я хожу без камеры, то все равно постоянно выстраиваю в уме кадр.


«Чао, Анадырь!» – это рассказ о городе, который изменился, когда в него приехала сначала молодая команда Романа Абрамовича, а потом не менее молодая команда «Ё-программы». В съемке можно увидеть и серый «убитый» город, который был вначале, и то, что получилось в результате радикальных преобразований. Все показано посредством впечатлений и наблюдений за людьми, за местом их проживания, природой Чукотки.


Сплав архитектуры и фотографии получился и в этой серии, и в теме «Объединенные цвета ЧТПЗ» (Челябинский трубопрокатный завод — прим. ред.) именно потому, что мы долго там работали и создали множество объектов — как архитектурных, объемных, так и рекламных. Сейчас одни из них полностью завершены, другие находятся в процессе. Работы оказалось сложно отбирать, потому что мне было непросто увидеть их глазами только фотографа или зрителя – ведь я знаю, как рождались идеи, как они развивались, что было сначала и что стало потом. Возникало искушение показать не просто фотографию, а то, как «было плохо и как стало хорошо». Главное – удалось избежать «отчета о проделанной работе».






– Как появился столь масштабный проект на Чукотке?

– Анадырь, да и весь проект на Чукотке начинались с «Сибнефти»: мы много лет работали с руководством компании, полностью разрабатывали бренд. Вероятно мы настолько хорошо себя зарекомендовали, что нас позвали и на Чукотку. Я считаю, что уникальность нашей студии состоит в том, что мы сочетаем в работе практически несочетаемые вещи: графический и промышленный дизайн, архитектуру, рекламу и даже копирайт. Именно на таких крупных объектах мы сплавляем их воедино. Зная наши возможности и учитывая те факты, что у нас в команде есть архитекторы и дизайнеры, что мы давно работаем вместе и с полуслова друг друга понимаем, нас и пригласили разработать новый имидж города.






– Вы словно пытались расцветить Чукотку...

– Конечно, это одна из основных идей. Нужно было видеть регион и город, чтобы понять, что там происходит: просто немыслимо, как вообще там можно было жить. Сейчас, кстати, в соседнем зале выставки проходит двухчасовой фильм, где показан весь ужас прежнего Анадыря. С другой стороны — там жили удивительные люди, а ведь человек — самое главное! Нелепо отрицать роль личности в истории — не будь Абрамовича на Чукотке, ничего нового и современного там не появилось бы.


За долгие годы мы научились уважать заказчика. Очень часто проблемой молодых дизайнеров и архитекторов становится следующая позиция: у меня есть образование, а у заказчика его нет — и если он не хочет принимать работу, то его надо убедить. Часто от таких подрядчиков заказчики отказываются. И мы постепенно усвоили, что надо уметь слышать клиента и делать так, чтобы, с одной стороны, было не стыдно перед коллегами по цеху, а с другой – транслировать мысли и идеи заказчика, используя собственный потенциал.





– А в Москве вы работали с крупными объектами?



– Есть несколько проектов, про которые мне приятно вспомнить – это реконструкция фасадов торговых домов «Добрынинский» и «Ясенево». В оба фасада требовалось интегрировать, разработанные нами логотипы, рекламные имиджи, образное, объемное, цветовое и световое решения. Торговый дом «Ясенево» находится в зеленом районе Москвы, и мы предложили концепцию нового фасада в виде силуэта лесного массива. Этот объект необходимо было не только переосмыслить и спроектировать, но и найти партнеров и подрядчиков для реализации наших идей. Очень важно, чтобы авторы имели возможность вести контроль и надзор до окончания работы над проектом, ведь ни один строитель не сделает так, как хочет архитектор. Cтроители стремятся упрощать и «экономить», а в итоге потрясающая первоначальная идея может изуродована до неузнаваемости.


Я считаю, что мы счастливые люди, потому что долгие годы работаем с креативнейшими заказчиками над крупными, комплексными проектами.







Беседовала Надежда Двоскина