Главная / Звезды о недвижимости / Александр Васильев: «Любовь к роскоши у русского человека пройдет, когда дети нулевых повзрослеют»
 

Александр Васильев: «Любовь к роскоши у русского человека пройдет, когда дети нулевых повзрослеют»

Александр Васильев: «Любовь к роскоши у русского человека пройдет, когда дети нулевых повзрослеют»
Автор: Оксана Бойченко


– Александр Александрович, Вы работали художником в камерной опере, в Royal Alexandra Theatre в Торонто, трудились в Китае, Японии, Турции, путешествовали по странам Южной Америки, Северной Африки, Европы, Северной Америки. Расскажите о мировых тенденциях в области создания интерьеров. Что сегодня в моде – восточные мотивы, западный стиль?



– Каждый интерьер по-своему уникален. Одни декораторы верны традициям, другие придерживаются принципов фэн-шуй. Есть те, кому нравится атмосфера и настроение Востока, и те, кому больше импонирует Европа. Одни предпочитают светлые и спокойные интерьеры, другие – яркие и динамичные. Интерьер должен отражать характер человека и его интеллект. Однако передать уровень интеллекта бывает очень трудно. Например, мне как дизайнеру интерьеров никогда не заказывали создание библиотеки. Почему? Потому что нередко в книжном шкафу обеспеченного человека находится всего одна книжка, и она – сберегательная.



Сказать, что сегодня существует определенная мода в интерьерном дизайне, я не могу. Поскольку большинство мебели производится в Китае, то, естественно, восточные стили лидируют над европейскими. И даже все реплики, например, выполненные в духе французского рококо Людовика XV (короля Франции c 1 сентября 1715 года из династии Бурбонов), представляют собой нечто среднее между рококо и классицизмом Людовика XVI (короля Франции из династии Бурбонов, сына дофина Людовика Фердинанда), изготавливаются в основном на Востоке, и их интерпретация носит восточный характер.



Сегодня самый востребованный стиль интерьера в России – «прованс», но о нем дизайнеры почти ничего не знают. (Прим.ред. – Прованс – южная провинция Франции, расположенная на побережье Средиземного моря. Прованс известен во всем мире не только своими пряностями, трюфелями и лавандовыми полями. Уже больше столетия назад всех покорил самобытный, неповторимый стиль прованских интерьеров, отразивших красоты природы, стремление прованцев к самобытности, гармонии и простоте. Основа прованского стиля – печать старины, неброскости и очарования). Я живу во Франции последние 30 лет и очень часто бываю в Провансе. Могу сказать, что русское видение этого стиля и провансальское – две большие разницы. «Русский прованс» можно описать как деревенскую избу с крашеной мебелью в мелкий цветочек и занавесками с рюшами. Это совсем не французский прованс.



– Чем вызвана любовь русских к роскоши в интерьерах?



– Недостатком аристократизма. Дворянство искоренили как социальный класс в 1917 году, а желание подражать дворянам осталось. Как только у людей стали появляться средства, возникла тяга к созданию уникальных интерьеров. По большому счету, обеспеченные клиенты покупают похожую мебель у одних и тех же поставщиков. Создать уникальный интерьер при этом трудно. Поэтому есть стремление к королевской роскоши. Например, в апартаментах одного олигарха присутствуют предметы интерьера, выполненные из чистого малахита. Колонны, карнизы, коллекции ваз. Такие ценности могли бы располагаться и в Эрмитаже.



– Входные группы современных элитных комплексов тоже должны быть роскошными, иначе это «не статусно»…



– Желание «жить в роскоши» психологически объяснимо. Еще некоторое время назад у сегодняшних покупателей элитного жилья не было возможности жить с тем размахом, который они могут себе позволить сейчас. Тяготение к строительству дворцов – ответ прошедшим поколениям. Есть еще одно важное наблюдение. Почти все глянцевые журналы, посвященные интерьеру, публикуют более-менее роскошные фотографии. Но на фото никогда нет хозяев дома, журналы не сообщают, где расположено здание, фотооператоры не снимают фасад. У заказчиков существует внутренний психологический страх, что элитную квартиру отнимут. Это не фамильное достояние, это благо, приобретенное в течение последних 10-20 лет.



– Тяготение к роскоши не задержится надолго?



– Тяготение к помпезным интерьерам не передается по наследству. Дети, которые родились в роскошных домах, пойдут от обратного. Они откажутся от излишней «навороченности», их жилье станет гораздо более стильным и скромным. Это произойдет лет через 20-25, когда наследники современной элиты повзрослеют и сформируют свое собственное представление о комфорте.



– А каких изменений в мировой интерьерной моде стоит ожидать в 2012 году?



– В Европе сейчас кризис, обусловленный девальвацией евро. Проблемы в Греции, Португалии, Испании. Но мы – крупнейший поставщик нефти и газа в мире, и наше богатство сегодня – не культура, которую мы планомерно уничтожаем, а нефть. Пока цены на «черное золото» будут высокими, элитное жилье будет востребованным. Как только нефть упадет в цене, рынка элитного жилья в нашей стране не станет. Мы всецело зависимы от объема продаж природных ресурсов. При этом вкус собственников элитных квартир не очень улучшается, до сих пор большинство заказчиков говорят, что они хотят оформить интерьер «в классическом стиле». Но в их представлении классикой может быть все, что угодно, от готики до модерна и ар деко.



– Давайте поговорим о мировой моде и тенденциях 2012 года в создании гостиничных интерьеров. Мы привыкли полагать, что мир высокой моды – это преимущественно одежда, аксессуары и обувь, которые мы видим на подиумах и в дорогих бутиках. На самом деле сегодня понятие «высокая мода» можно расширить, ведь такие знаменитые дизайнеры, как Джорджио Армани, Донателла Версаче и многие другие, пробуют себя в декорировании гостиничных номеров. Почему это интересно дизайнерам?



– Дизайнеры хотят заработать подобным способом, и это не ново. Еще в 1970-е гг. Пьер Карден основал сеть отелей, оформленных по своему вкусу. Кристиан Диор, Ив Сен-Лоран участвовали в создании интерьеров, а первым дизайнером, который обратился к дизайну помещений как к таковому, был Поль Пуаре, и это было в 1912 году, 100 лет назад. Версаче и Армани сегодня повторили забытое. Правда, ни Джорджио Армани, ни Донателла Версаче не имеют дизайнерского образования в области интерьеров. Они нанимают специалистов, работающих на бренд. С точки зрения коммерции, это правильно и оживляет образ бренда в период падения продаж одежды.



– Российские дизайнеры также могут оформлять дизайн интерьеров отелей? Игорь Чапурин, Валентин Юдашкин, Вячеслав Зайцев?



–Могут попробовать. Если у них есть время нанять декораторов, обсудить с ними основные постулаты, световое решение, текстильное решение, мебельное решение, пространственное решение, освещение.



– Дизайнеры могут придать интерьерам зданий новое дыхание, сделать дома современными и стильными. А стоит ли осовременивать исторические здания Москвы? Что Вы думаете о новом облике Большого театра…



– По словам моих друзей и народных артистов, которые работали в Большом, исторические светильники, фурнитура, двери, мебель театра были заменены новоделом. Насколько он дорогой – не могу судить, потому что не являюсь оценщиком мебели. Большой театр был ценен для меня своей историей, особенной императорской атмосферой, его посещали цари, российские правители – Иосиф Сталин и Никита Хрущев, там танцевали знаменитые балерины Галина Уланова, Майя Плисецкая, пели Федор Шаляпин, Галина Вишневская. Было ощущение, что я прикасаюсь к частице отечественной культуры при посещении этого театра. А прийти в помещение, которое напоминает очень дорогой отель или казино в Турции, неинтересно. Главное, зачем я хожу в Большой театр – послушать прекрасные голоса. Не любоваться декором, а наслаждаться классическим искусством. Я знаю, что последняя опера «Руслан и Людмила» – постановка, не однозначная по режиссуре. Я прочел несколько заметок критиков в прессе – все обсуждают зажигательное осовремененное действие, и никто не говорит о том, как артисты пели. Значит, постановка затмила вокал. А этого не должно быть. Мы приходим в оперу не смотреть, а слушать. «Какое сопрано! Какие басы! Баритоны!» – никто этого не сказал. Все обсуждали стриптиз. Я не являюсь противником осовременивания. Но не за государственные деньги и не на главной сцене страны. Найдите современного композитора, современного либретиста, современного поэта и попробуйте сочинить новую оперу для новой сцены. Например, «Случай на Рублевке» или «Путешествие в Нефтеюганск», и мы посмотрим, сколько людей заинтересуется этой постановкой.