Главная / Звезды о недвижимости / Леонид Агутин и Анжелика Варум: «Наш дом — это большое «облако», только комфортабельное: с кухней, диваном, телевизором и тапочками»

Леонид Агутин и Анжелика Варум: «Наш дом — это большое «облако», только комфортабельное: с кухней, диваном, телевизором и тапочками»

Леонид Агутин и Анжелика Варум: «Наш дом — это большое «облако», только комфортабельное: с кухней, диваном, телевизором и тапочками»
- Сценический образ у вас обоих совсем… не бытовой. Кажется, вы оба живете на облаке… 

АНЖЕЛИКА: На облаке, но комфортабельном — с кухней, диваном, телевизором и тапочками. Я, например, очень люблю готовить. У меня вся семья — великолепные кулинары. Особенно бабушка и дедушка. Они вообще были очень хлебосольными. Во Львове мы жили в польском доме с высоченными потолками. На все официальные праздники у нас собиралась компания человек в 20, накрывались столы на две комнаты… Бабушка с дедушкой в пятницу и субботу готовили фаршированную рыбу, холодец, форшмак. Стол ломился. Я обожала это время и приворовывала с кухни сырой фарш. Особенно мне почему-то нравился рыбный. Бабушка готовила фаршированного карпа, шел праздничный концерт, и я кричала ей, обожавшей Кобзона: «Бабуля, Кобзон!» Она — к телевизору, я — на кухню, и фарш — ложкой в рот. Ничего вкуснее этого фарша на свете не было. А дедушка великолепно пек пирожки и торты, причем сам придумывал рецепты. На юбилей по пять-шесть тортов делал. Дед был великий!

— Анжелика варит борщи. А неужели Леонид забивает гвозди?

АНЖЕЛИКА: Гвозди — это ерунда! Он, например, отремонтировал двухэтажную квартиру и преподнес мне ее в подарок, когда сделал предложение. Это было 12 лет назад. С тех пор мы и живем на берегу Москвы-реки, недалеко от Киевского вокзала.

— Ремонт — трудоемкий и длительный процесс. Сколько времени он занял?

ЛЕОНИД: Немного. Мне не терпелось поселить жену в новой квартире. А тут и повод для переезда появился: в загородный дом приехало очень много Варумов — из Израиля, из Америки. Нам негде жить стало. Хорошо, что узнали об их визите за два месяца. Я поднажал на строителей, они быстренько закончили основные работы, и мы въехали в квартиру как раз в тот день, когда нагрянули родственники. В итоге управился с ремонтом за полгода.


— Каким принципом руководствовались в процессе ремонта? 

ЛЕОНИД: Не экономить! За хорошую качественную работу мне денег никогда не жалко. Зачем еще деньги зарабатывать? По-моему, только для того, чтобы делать приятное себе, родным и близким. Но если от лирики перейти к практике, то я уверен, что нельзя пользоваться дешевыми услугами. Много раз убеждался, что скупой платит дважды.
В общем, здесь над каждым уголком свой мастер трудился. Включая, например, выполненные на заказ занавески с вышивкой на окне в бильярдной. Мне вообще близка философия, когда все очень просто и одновременно качественно. Во всем. К примеру, я могу выглядеть, как бездомный и нищий, но одет буду при этом в качественные натуральные вещи.

— Когда Вы прониклись такой философией?

ЛЕОНИД: Когда появились деньги... Мама у меня — учительница начальных классов, папа работал администратором в популярных группах: «Веселые ребята», «Поющие сердца», у Стаса Намина. Жили скромно, ремонт, например, делали раз в десять лет. Помню, в магазинах продавалось всего три вида обоев, три вида кухонных гарнитуров и три вида мебели для гостиной. Нет, был еще четвертый вид — румынская стенка, но достать ее было не реально. Соседи достали, мы — нет. Но мы обновили свою старенькую: сняли лак, оставили открытое дерево и отполировали. Очень красиво получилось. Я тогда был маленький, но меня поразило, как руки человека могут что-то преобразить.

— Не планировали ли профессионально заняться строительством и дизайном?

ЛЕОНИД: Я вообще помешан на обустройстве. Постоянно что-то переделываю, остановиться не могу. Отремонтировал нашу квартиру, сразу стал делать квартиру отцу, все время что-то придумываю. Если бы я не стал музыкантом, наверняка был бы строителем. Жена не даст соврать, когда езжу по городу, вижу все изменения, говорю ей: ой, смотри, этот дом покрасили, а здесь мост строят. Обязательно подъеду, посмотрю. Мне нравится, когда что-то строится. Очень горжусь, что в Москве появляются красивые постройки.

— Вам нравится архитектура Москвы?

ЛЕОНИД: Конечно, хотя есть и нелепости... Например, непонятно, почему кто-то решил, что весь город должен быть похож на Кремль? Вы обратили внимание, что сейчас все новые здания в центре строят с башенками, якобы в московском стиле? Да нет никакого московского стиля! Придумали его подхалимы. Стили живут по 30 лет, и так было, начиная, наверное, с 1147 года, когда Москву основали. Мне не нравится, что из города делают православную лубочную картинку. Москва — это космополитический мегаполис, он развивается за счет того, что представители разных национальностей вкладывают в него свою творческую энергию и капитал... Москва должна быть современным городом, а все старинные строения можно сделать музеями.



— Услугами дизайнеров пользовались? 

ЛЕОНИД: Нет, я пригласил строителя Валеру, который был у нас не только за прораба, но и за дизайнера. Хотя, если честно, для меня дизайнер — это что-то воздушное, женоподобное. Конечно, не все они такие, но я почему-то только таких встречал… Так что я дизайнеров не приглашал, это все наши с Валерой идеи. Например, он придумал главную фишку в ванной — подсветку в углублениях в кафеле. Нишу в стене на втором этаже тоже Валера предложил сделать. Я также кое-что придумал. Например, предложил строителям выложить кирпичом стену над лестницей, чтобы создавалось ощущение, что ты поднимаешься по лестнице снаружи, а не внутри помещения.
АНЖЕЛИКА: В нише мы хотели выставить наши свадебные костюмы. Жалко, не поместились.
ЛЕОНИД: Кстати, после нашего ремонта Валера стал обслуживать весь дом: соседи захотели скопировать некоторые наши дизайнерские находки, например, обустроить на крыше мансарду. Помещения, где сейчас у меня курительная, раньше вообще не существовало, это бывшая крыша, Валера сделал там кирпичную кладку. Кроме того, наш Валера отремонтировал соседям санузел и коридор, и за это они разрешили нам передвинуть стену на 20 сантиметров в их квартиру. Шикарно получилось.

— Загородный дом тоже Леонид строил?


ЛЕОНИД: Дом возводили строители, а руководил мой отец. Без него я бы ничего не сделал, конечно. Но я во многом в отца и думаю, что, если бы серьезно занялся строительством, то у меня все получилось бы. Просто не хватает времени. Гвоздь вбить - не проблема. Я все могу при необходимости, но не все доставляет мне удовольствие. Люблю, например, готовить, но моя жена делает это лучше и быстрее. Умею стирать, прибирать квартиру — меня это успокаивает. Но не могу заниматься такими вещами постоянно. Поэтому у нас есть помощница.
АНЖЕЛИКА: Леня очень основательный мужчина, в отличие от меня. Я в этом плане все-таки более воздушная. Я могу что-то сделать, но налетом: быстро зайти в магазин, быстро купить мебель, посуду, быстро расставить по местам — и все. Долго планомерно заниматься чем-то бытовым — не для меня. Но Леня и не ждет от меня этого.

— Значит, Ваша любовная лодка никогда не разобьется о быт?


АНЖЕЛИКА: К тому времени, когда мы решили жить вместе, мы уже оба набили столько шишек на почве бытовых вопросов, что в наших отношениях хотелось всего этого избежать. Мы очень осторожно, постепенно внедрялись в жизнь и быт друг друга.


— Еще больная тема для многих супругов — личное пространство. Вы согласны с утверждением, что мудрая женщина дает мужчине свободу?
 
АНЖЕЛИКА: Леня любит друзей, компании, но я просто не участвую в подобных мероприятиях. Для меня это пустая трата энергии. Может быть, потому, что я женщина субтильная, мне нужно восстанавливаться, для меня очень важен сон, покой.

— Но многие женщины начинают ломать мужчину под себя, пытаются привязать...

АНЖЕЛИКА: Думаю, женщины делают это от неуверенности в себе или в своем мужчине, может, у них и есть на то основания. Или просто они смотрят слишком много сериалов и мелодрам, которые к реальной жизни разумных и зрелых людей не имеют никакого отношения. Вряд ли муж оставит семью ради ностальгического увлечения, с оговоркой, что в семье есть взаимная любовь и уважение, в противном случае это уже не семья. И ложиться костьми ради сохранения формальных отношений просто нет смысла. Как говорила моя бабушка: «Колхоз — дело добровольное».

— Периодически Вы пропадаете из эфиров, с обложек глянцевых журналов, и появляются слухи, что Вы перебрались в Америку, где уже давно живет отец Анжелики и Ваша дочь Лиза. Подобные слухи обоснованны?

АНЖЕЛИКА: Это абсолютно исключено. Мы очень любим свою профессию, и понятно, что по профессии мы востребованы только здесь, в нашей стране, где нас знают и любят.
ЛЕОНИД: Просто с нами происходит то, о чем в юности мы даже мечтать не могли. Мы имеем возможность путешествовать по миру, т.е. можем чувствовать, что живем на этой планете, а не за железным занавесом.

— А где Вы чувствуете себя как дома?

АНЖЕЛИКА: Я космополит. Столько поездила по стране и миру, что для меня дом там, где друзья, родные и близкие. У меня есть такой уголок в Нью-Йорке, Майями, Москве. Во Львове, к сожалению, почти никого не осталось — бабушка живет в Израиле.

 
— Наверное, сердце разрывается между двумя странами: Америкой, где дочь, и Россией, где любимая публика?

АНЖЕЛИКА: Конечно! Лизе сейчас тринадцать, у нее переходный возраст. Все очень усложнилось. И откровенно говоря, я не всегда знаю, как себя вести. Потому что я иногда слишком бурно реагирую на ее капризы. Но это издержки возраста. Только недавно я поняла, что для ребенка эти перепады настроения совсем не являются чем-то таким же трагическим, как для меня. Ребенок выходит из себя, и я уже в панике. Через пять минут она в полном порядке, а я неделю переживаю. Для меня самая большая задача сейчас — держать себя в руках и не пытаться сразу выяснять отношения. Когда я к ней пристаю — давай разберемся, как взрослые люди, то для нее это очень утомительно.

— А из Вас, Леонид, воспитатель хороший?

ЛЕОНИД: Чтобы иметь право заставлять ребенка что-то делать, надо постоянно быть с ней. Хотя бы у жены, слава богу, получается одергивать дочь, воспитывать, что-то ей запрещать. Папа только разрешает и советует. Спросит — я подскажу, не спросит — я в душу не лезу. Знаю, что это неправильно, но ничего с собой поделать не могу — я не воспитатель.

— В России Лиза давно не была?

АНЖЕЛИКА: С тех пор, как в четыре с половиной года уехала в Майями.

— Не обидно, что дочь растет американкой?

АНЖЕЛИКА: Еще раз повторю, что я — космополит. Но что-то дочь непременно возьмет от нас. В семье говорят только по-русски, кухня — русско-украинско-еврейская. Традиции наши сохраняются.

— А для Вас с Леонидом праздники существуют? Или только работа?

ЛЕОНИД: Для меня никаких праздников не существует очень давно. Потому что праздник для артиста — это как отопление для кочегара. Для кого-то — тепло, а для кого-то работа — уголь бросать. Народ празднует, веселится, а мы выступаем. Для меня самое лучшее, когда концерт, к которому долго готовились, прошел отлично, мы все безошибочно отыграли, народ последние полчаса аплодировал стоя. И после этого прямо в гримерке с музыкантами отметить — вот это праздник!
АНЖЕЛИКА: Нам повезло на сто процентов. Работа для нас — это счастье. И потом у нас вторая семья — наш коллектив. А это — двадцать человек, любимых, родных, с которыми Леня работает 18 лет, я — 13. После большого выступления обязательно открываем шампанское и поздравляем друг друга.

 
— У Вас есть замечательный дом, квартира, семья, дети. Сбылись все Ваши мечты?

АНЖЕЛИКА: Планы сиюминутные. Живем, пока живется. Говорят, что художник должен быть голодным. Думаю, что это неправда. Если у человека достаточно высокий уровень критического мышления и есть возможность обозревать мир, не думаю, что, будучи сытым, он успокоится и скажет: «Я все сделал для мира». Всегда рядом есть пара-тройка гениев, которые не дают тебе покоя. Кто они? Не скажу.
  А быт... Я очень благодарна Лене за нашу квартиру, дом. Я дотошный человек и не знаю, сколько времени, сил и энергии мне понадобилось бы, чтобы создать такой дом. Леня взял все это на себя. И теперь у нас есть комфортный уголок, где можно спрятаться и отдохнуть.

— Что Вы посоветует тем, кто только начинает ремонт?

ЛЕОНИД: Хотите услышать главный совет по поводу ремонта? Вот он: прежде всего надо запастись терпением. Потому что хорошо и быстро в таких случаях не получается.

Беседовала Алена Дымова